Лучшие стихи маяковского

Конь- огонь

Сын

отцу твердил раз триста,

за покупкою гоня:

— Я расту кавалеристом.

Подавай, отец, коня! —

О чем же долго думать тут?

Игрушек

в лавке

много вам.

И в лавку

сын с отцом идут

купить четвероногого.

В лавке им

такой ответ:

— Лошадей сегодня нет.

Но,конечно,

может мастер

сделать лошадь

всякой масти,-

Вот и мастер. Молвит он:

— Надо

нам

достать картон.

Лошадей подобных тело

из картона надо делать.-

Все пошли походкой важной

к фабрике писчебумажной.

Рабочий спрашивать их стал!

— Вам толстый

или тонкий? —

Спросил

и вынес три листа

отличнейшей картонки.

— Кстати

нате вам и клей.

Чтобы склеить —

клей налей.-

Тот, кто ездил,

знает сам,

нет езды без колеса.

Вот они у столяра.

Им столяр, конечно, рад.

Быстро,

ровно, а не криво,

сделал им колесиков.

Есть колеса,

нету гривы,

нет

на хвост волосиков.

Где же конский хвост найти нам?

Там,

где щетки и щетина.

Щетинщик возражать не стал,-

чтоб лошадь вышла дивной,

дал

конский волос

для хвоста

и гривы лошадиной.

Спохватились —

нет гвоздей.

Гвоздь необходим везде.

Повели они отца

в кузницу кузнеца.

Рад кузнец.

— Пожалте, гости!

Вот вам

самый лучший гвоздик.-

Прежде чем работать сесть,

осмотрели —

все ли есть?

И в один сказали голос:

— Мало взять картон и волос.

Выйдет лошадь бедная,

скучная и бледная.

Взять художника и краски,

чтоб раскрасил

шерсть и глазки.-

К художнику,

удал и быстр,

вбегает наш кавалерист.

— Товарищ,

вы не можете

покрасить шерсть у лошади?

— Могу.-

И вышел лично

с краскою различной.

Сделали лошажье тело,

дальше дело закипело.

Компания остаток дня

впустую не теряла

и мастерить пошла коня

из лучших матерьялов.

Вместе взялись все за дело.

Режут лист картонки белой,

клеем лист насквозь пропитан.

Сделали коню копыта,

щетинщик вделал хвостик,

кузнец вбивает гвоздик.

Быстра у столяра рука —

столяр колеса остругал.

Художник кистью лазит,

лошадке

глазки красит,

Что за лошадь,

что за конь —

горячей, чем огонь!

Хоть вперед,

хоть назад,

хочешь — в рысь,

хочешь — в скок.

Голубые глаза,

в желтых яблоках бок.

Взнуздан

и оседлан он,

крепко сбруей оплетен.

На спину сплетенному —

помогай Буденному!

1927

Анализ стихотворения «Юбилейное» Маяковского

Маяковский, как ведущий представитель футуризма, довольно критично относился ко всему культурному наследию человечества. В своих произведениях он призывал навсегда уничтожить старый мир и его идеалы. Коммунистическое общество, по его мнению, должно быть построено на совершенно новых основаниях. В 1924 г. в стране готовились к празднованию очередного крупного юбилей со дня рождения А. С. Пушкина. Маяковский тоже откликнулся на это событие, написав стихотворение «Юбилейное».

Произведение представляет собой монолог лирического героя, обращенный к Пушкину. Маяковский самоуверенно ведет себя на равных с великим поэтом. В принципе, в условиях того времени это не было слишком уж вызывающим. Сторонники самых крайних взглядов вообще призывали вычеркнуть из истории все события, произошедшие до Октябрьской революции, и сжечь все классические произведения.

Лирический герой на время «стаскивает» памятник Пушкина с пьедестала, для того чтобы поговорить с ним, как с живым человеком. Он считает, что имеет на это полное право и заявляет о своем близком сходстве с великим поэтом. Автор постоянно намекает на то, что абсолютно равен Пушкину, часто использует местоимение «мы».

Одним из признаков, свидетельствующих об этой связи, Маяковский считает любовь к вину. Он предлагает Пушкину по душам поговорить за стаканом. Неограниченная самоуверенность позволяет автору даже поучать классика, утверждать о слабости его произведений. В то же время Маяковский говорит, что, возможно, является единственным в стране человеком, который искренне переживает по поводу смерти Пушкина.

Размышляя над вкладом в отечественную поэзию, автор заранее отводит себе место рядом с Пушкиным («вы на Пе, а я на эМ»). При этом он весьма критически относится ко всем остальным русским поэтам. В прошлом он считает достойным упоминания только Некрасова («мужик хороший»). Среди современников он вообще не видит настоящих поэтов. Есенина он считает просто «балалаечником… из хора». Лишь один поэт («Асеев Колька») в глазах автора подает какие-то надежды, да и то лишь потому, что «хватка у него моя».

Маяковский утверждает, что сумел бы найти Пушкину работу и в советское время в качестве «соредактора по Лефу». Он бы научил (!) его правильно писать «агитки», перед которыми бледнеют «Полтава» и «Евгений Онегин».

В финале произведения автор критикует поклонение бездушному памятнику. Для него Пушкин всегда остается живым человеком со своими слабостями и пороками. Маяковский уверен, что уже заслужил себе памятник при жизни, но будет рад взорвать его.

Стихотворение «Юбилейное» отражает невероятное самомнение Маяковского. Он, бесспорно, внес определенный вклад в русскую поэзию. Но сравнение себя с одним из создателей отечественной литературы просто глупо и неуместно.

Стихи Маяковского для детей дошкольного возраста

Стихи Маяковского для детей дошкольного возраста интересно и весело читать вместе с детьми.16. Тучкины штучки

Плыли по небу тучки.Тучек — четыре штучки:

от первой до третьей — люди;четвертая была верблюдик.

К ним, любопытством объятая,по дороге пристала пятая,

от нее в небосинем лонеразбежались за слоником слоник.

И, не знаю, спугнула шестая ли,тучки взяли все — и растаяли.

И следом за ними, гонясь и сжирав,солнце погналось — желтый жираф.

***

17. Майская песня

Зеленые листики —и нет зимы.Идемраздольем чистеньким —и я,и ты,и мы.Весна сушить развесиласвое мытье,Мы молодо и веселоидем!Идем!Идем!На ситцах, на бумаге —огонь на всем.Красные флагинесем!Несем!Несем!Улица рада,весной умытая.Шагаем отрядом,и мы,и ты,и я.

***

18. Что такое хорошо и что такое плохо

Крошка сынк отцу пришел,и спросила кроха:— Что такоехорошои что такоеплохо?-У менясекретов нет,-слушайте, детишки,-папы этогоответпомещаюв книжке.

— Если ветеркрыши рвет,еслиград загрохал,-каждый знает —это вотдля прогулокплохо.Дождь покапали прошел.Солнцев целом свете.Это —очень хорошои большими детям.

Еслисынчернее ночи,грязь лежитна рожице,-ясно,этоплохо оченьдля ребячьей кожицы.

Еслимальчиклюбит мылои зубной порошок,этот мальчикочень милый,поступает хорошо.

Если бьетдрянной драчунслабого мальчишку,я такогоне хочудажевставить в книжку.

Этот вот кричит:— Не трожьтех,кто меньше ростом!-Этот мальчиктак хорош,загляденье просто!Если тыпорвал подрядкнижицуи мячик,октябрята говорят:плоховатый мальчик.

Если мальчиклюбит труд,тычетв книжкупальчик,про такогопишут тут:онхороший мальчик.

От вороныкарапузубежал, заохав.Мальчик этотпросто трус.Этоочень плохо.

Этот,хоть и сам с вершок,споритс грозной птицей.Храбрый мальчик,хорошо,в жизнипригодится.Этотв грязь полези рад.что грязна рубаха.Про такогоговорят:он плохой,неряха.Этотчистит валенки,моетсамгалоши.Онхотя и маленький,но вполне хороший.

Помниэтокаждый сын.Знайлюбой ребенок:вырастетиз сынаcвин,если сын —свиненок,Мальчикрадостный пошел,и решила кроха:«Будуделать хорошо,и не буду —плохо».

***

России

Вот иду я,

заморский страус,

в перьях строф, размеров и рифм.

Спрятать голову, глупый, стараюсь,

в оперенье звенящее врыв.

Я не твой, снеговая уродина.

Глубже

в перья, душа, уложись!

И иная окажется родина,

вижу —

выжжена южная жизнь.

Остров зноя.

В пальмы овазился.

«Эй,

дорогу!»

Выдумку мнут.

И опять

до другого оазиса

вью следы песками минут.

Иные жмутся —

уйти б,

не кусается ль?-

Иные изогнуты в низкую лесть.

«Мама,

а мама,

несет он яйца?»-

» Не знаю, душечка,

Должен бы несть».

Ржут этажия.

Улицы пялятся.

Обдают водой холода.

Весь истыканный в дымы и в пальцы,

переваливаю года.

Что ж, бери меня хваткой мёрзкой!

Бритвой ветра перья обрей.

Пусть исчезну,

чужой и заморский,

под неистовства всех декабрей.

1916

Послушайте!

Послушайте!

Ведь, если звезды зажигают —

значит — это кому-нибудь нужно?

Значит — кто-то хочет, чтобы они были?

Значит — кто-то называет эти плевочки

жемчужиной?

И, надрываясь

в метелях полуденной пыли,

врывается к богу,

боится, что опоздал,

плачет,

целует ему жилистую руку,

просит —

чтоб обязательно была звезда! —

клянется —

не перенесет эту беззвездную муку!

А после

ходит тревожный,

но спокойный наружно.

Говорит кому-то:

«Ведь теперь тебе ничего?

Не страшно?

Да?!»

Послушайте!

Ведь, если звезды

зажигают —

значит — это кому-нибудь нужно?

Значит — это необходимо,

чтобы каждый вечер

над крышами

загоралась хоть одна звезда?!

1914

Анализ стихотворения «Ночь» Маяковского

В. Маяковский вошел в историю в качестве яркого представителя и одного из основателей футуризма. Это литературное течение провозглашало полный отказ от поэтических канонов и классических образцов. Главной ценностью произведения объявлялась его насыщенность необычными и яркими образами. Даже смысловое содержание отодвигалось на задний план. Ярким примером такого подхода к поэзии является стихотворение «Ночь» (1912 г.).

В произведении на первое место выходит игра слов. Неискушенному читателю оно представляется абсолютно бессмысленным. Да и попытка проникнуть через нагромождение образов становится нелегкой задачей. Маяковский не стремился к тому, чтобы у читателя сложилось какое-то определенное мнение. Каждый может дать волю своему воображению и по-своему понять автора. С уверенностью можно выделить лишь образы ночного города и человеческой толпы.

Сам Маяковский не раскрывал смысла своего стихотворения. На сегодняшний день наиболее распространенным является мнение, что поэт описал ночной игорный дом. Он испытывал к буржуазному обществу огромную ненависть и презрение и не скрывал своих чувств. Ночная жизнь в то время, да и всегда, была связана с порочными увеселениями богатых слоев, проматывающих целые состояния. Это возмущало Маяковского до глубины души.

В произведении чувствуется негативная оценка автора. Эпитеты «багровый» и «белый» могут относиться к закату и дню. Наступившая ночь «отбросила и скомкала» их. «Зеленый» — традиционный цвет сукна на игорном столе. Далее следует более или менее ясный образ ночного дома с освещенными в темноте окнами («желтые карты»).

Во второй строфе стиха, возможно, Маяковский изображает погрузившийся в сон город. Здания оделись в «синие тоги». Но в это время просыпается другая жизнь. «Бегущие» — собирающиеся вокруг игорного дома люди. «Браслеты» — тяга к азартной игре, которая приковывает людей к себе.

Толпа, напоминающая «пестрошерстную быструю кошку», стремится урвать свою долю из предстоящего развлечения («смеха отлитого кома»). Поэт случайно попадает в это людское сборище и пытается из него вырваться («улыбку протиснул»). «Удары в жесть» могут символизировать ночной музыкальный ансамбль в ресторане, а «арапы» — музыкантов, исполняющих экзотические мелодии.

Стихотворение «Ночь» не может быть истолковано однозначно. Чистый футуризм так и не получил широкого распространения. Сам Маяковский уже в скором времени стал уделять больше внимания смыслу своих произведений.

Что ни страница,- то слон, то львица

Льва показываю я,

посмотрите нате —

он теперь не царь зверья,

просто председатель.

Этот зверь зовется лама.

Лама дочь

и лама мама.

Маленький пеликан

и пеликан-великан.

Как живые в нашей книжке

слон,

слониха

и слонишки.

Двух- и трехэтажный рост,

с блюдо уха оба,

впереди на морде хвост

под названьем «хобот».

Сколько им еды, питья,

сколько платья снашивать!

Даже ихнее дитя

ростом с папу с нашего.

Всех прошу посторониться,

разевай пошире рот,-

для таких мала страница,

дали целый разворот.

Крокодил. Гроза детей.

Лучше не гневите.

Только он сидит в воде

и пока не виден.

Вот верблюд, а на верблюде

возят кладь

и ездят люди.

Он живет среди пустынь,

ест невкусные кусты,

он в работе круглый год —

он,

верблюд,

рабочий скот.

Кенгуру.

Смешная очень.

Руки вдвое короче.

Но за это

у ней

ноги вдвое длинней.

Жираф-длинношейка —

ему

никак

для шеи не выбрать воротника.

Жирафке лучше:

жирафу-мать

есть

жирафенку

за что обнимать.

Обезьян.

Смешнее нет.

Что сидеть как статуя?!

Человеческий портрет,

даром что хвостатая.

Зверю холодно зимой.

Зверик из Америки.

Видел всех.

Пора домой.

До свиданья, зверики!

1926

Анализ стихотворения «Я (По мостовой…)» Маяковского

Ранняя лирика Владимира Владимировича Маяковского — дань эгоцентричному футуризму, чья категоричная степень отрицания всего и вся была возведена в абсолют. Стихотворение «Я» — типичный пример подобного нового творчества.

Стихотворение написано в 1913 году. Его автору 20 лет, он довольно давно состоит в партии большевиков, был даже под арестом, непрерывно ведет агитационную работу, был изгнан из училища за свою деятельность. К этому времени уже знаком с Д. Бурлюком, развивает концепцию футуризма в литературе. Этот период сам В. Маяковский называл «ученическим»: первой его задачей было «овладение словом», формой, затем он приступил к главной — овладение темой. Конечно же, социалистической.

Видимо, поэту казалось, что мир начался со дня его рождения, нет, точнее — со дня осознания его себя марксистом и футуристом. Он ощущает себя квинтэссенцией человека вообще, более того, человека новой, еще не очень распространенной формации. Искусство провозглашается мерилом истины. Стихи приравниваются к действию, к «штыку». По жанру стихотворение представляет собой мистерию (экстравагантная лирика с философским подтекстом), по размеру — акцентный стих со сложной рифмовкой. По форме — типичная для поэта лесенка, подчеркивающая ритмическую и интонационную конструкции, сложные рифмы, звукопись. Стихотворение вошло в первый рукописный сборник молодого поэта под негромким названием «Я».

Произведение — череда образов, встающих перед читателем зримой картинкой. Город — основной из них. С первой строки автор противопоставляет себя всем остальным людям: по мостовой души шаги помешанных. Вьющаяся змеей душа-мостовая в конце концов упирается в перекрестки, посредине которых стоят следящие за порядком городовые. Зная, как рано поэт примкнул к революционерам, как силен в нем был запал перекроить мир (или хотя бы одну страну) по своему лекалу, можно понять, насколько ненавистны ему приметы упорядоченной, размеренной, лицемерной, по его мнению, жизни. Если башни, то кривые, да еще застрявшие в петле облаков. Повешены и, видимо, смердят города. Перебравшись в Москву, он не сразу нашел себя, бросал стихи, брался за живопись. Ко всему этому присоединялись еще и материальные трудности. Уязвленный юноша считал такое положение дел несправедливым. «Иду рыдать»: пока остается только кричать, ждать своего часа. «Выи» — шеи. Эпитеты: изъезженной, жестких.

Футуризм — литературный феномен в предреволюционной России. С 1912 года в его рядах — В. Маяковский, экспериментатор и агитатор.

Песня- молния

За море синеволное,

за сто земель

и вод

разлейся, песня-молния,

про пионерский слет.

Идите,

слов не тратя,

на красный

наш костер!

Сюда,

миллионы братьев!

Сюда,

миллион сестер!

Китайские акулы,

умерьте

вашу прыть,-

мы

с китайчонком-кули

пойдем

акулу крыть.

Веди

светло и прямо

к работе

и к боям,

моя

большая мама —

республика моя.

Растем от года к году мы.

смотри,

земля-старик,-

садами

и заводами

сменили пустыри.

Везде

родные наши,

куда ни бросишь глаз.

У нас большой папаша —

стальной рабочий класс.

Иди

учиться рядышком,

безграмотная старь.

Пора,

товарищ бабушка,

садиться за букварь.

Вперед,

отряды сжатые,

по ленинской тропе!

У нас

один вожатый —

товарищ ВКП.

1929

Эта книжечка моя про моря и про маяк

Разрезая носом воды,

ходят в море пароходы.

Дуют ветры яростные,

гонят лодки парусные.

Вечером,

а также к ночи,

плавать в море трудно очень.

Все покрыто скалами,

скалами немалыми.

Ближе к суше

еле-еле

даже

днем обходят мели.

Капитан берет бинокль,

но бинокль помочь не мог.

Капитану так обидно —

даже берега не видно.

Закружит волна кружение,

вот

и кораблекрушение.

Вдруг —

обрадован моряк:

загорается маяк.

В самой темени как раз

показался красный глаз.

Поморгал —

и снова нет,

и опять зажегся свет.

Здесь, мол,тихо —

все суда

заплывайте вот сюда.

Бьется в стены шторм и вой.

Лестницею винтовой

каждый вечер,

ближе к ночи,

на маяк идет рабочий.

Наверху фонарище —

яркий,

как пожарище.

Виден он

во все моря,

нету ярче фонаря.

Чтобы всем заметиться,

он еще и вертится.

Труд большой рабочему —

простоять всю ночь ему.

Чтобы пламя не погасло,

подливает в лампу масло.

И чистит

исключительное

стекло увеличительное.

Всем показывает свет —

здесь опасно или нет.

Пароходы,

корабли —

запыхтели,

загребли.

Волны,

как теперь ни ухайте,-

все, кто плавал,-

в тихой бухте.

Нет ни волн,

ни вод,

ни грома,

детям сухо,

дети дома.

Кличет книжечка моя:

— Дети,

будьте как маяк!

Всем,

кто ночью плыть не могут,

освещай огнем дорогу,

Чтоб сказать про это вам,

этой книжечки слова

и рисуночков наброски

сделал

дядя

Маяковский.

1926

Анализ стихотворения «Нате!» Маяковского

Появление Маяковского в русском поэтическом обществе можно сравнить с эффектом разорвавшейся бомбы. В начале XX века многие поэты использовали нестандартные образы и приемы в своем творчестве. Но именно Маяковский приобрел самую скандальную славу. В 1913 г. он написал стихотворение «Нате!», ставшее его программным заявлением перед публикой.

В это время публичное выступление поэтов было очень популярно. Это давало способ заработать деньги и завоевать известность тем, кто не имел возможности опубликовать свои произведения. Выступления начинающих авторов порой приобретали характер униженной просьбы подачки от скучающего общества. У богатых слушателей это развивало ложное самомнение, они начинали считать себя истинными знатоками и ценителями искусства.

Известно презрение Маяковского к буржуазному обществу. Оно еще больше усиливалось из-за вынужденного участия поэта в таких публичных чтениях. Стихотворение «Нате!» стало резким протестом автора, направленным против тех, кто воспринимал его творчество как очередное развлечение. Можно представить себе реакцию человека, попавшего впервые на выступление Маяковского с этим стихотворением.

Агрессивный стиль и содержание произведения сразу должны вызвать в слушателе негативную реакцию. Маяковский заявляет, что его поэтический дар растрачивается впустую перед «обрюзгшим жиром». Автор выхватывает из толпы характерные мужской и женский образы, олицетворяющие собой все мерзости общества. У мужчины «в усах капуста», а женщину даже не видно из-за косметики и обилия принадлежащих ей предметов. Тем не менее эти «недочеловеки» — уважаемые и почитаемые члены человеческого социума.

Главным же образом, которым Маяковский описывает толпу, является «стоглавая вошь». Благодаря деньгам, человеческая масса заявляет свои права на личность поэта. Она считает, что, купив его время, властна распоряжаться талантом по своему усмотрению.

Маяковский идет наперекор правилам приличного общества. Он, подобно «грубому гунну», совершает индивидуальный бунт. Вместо приличного преклонения и кривляния поэта в лицо толпе летит плевок. В этом плевке сосредоточена вся накопленная автором ненависть.

Стихотворение «Нате!» — одно из наиболее сильных произведений протеста в русской поэзии. Никто до Маяковского не выражал такого открытого презрения к собственным слушателям. В нем можно видеть зародыш современного ультрарадикального искусства.

Примечание: данный стих также называют «Hate!», что в переводе с английского означает «ненависть».

Прочти и катай в Париж и в Китай

1

Собирайтесь, ребятишки,

наберите в руки книжки.

Вас

по разным странам света

покатает песня эта.

Начинается земля,

как известно, от Кремля.

За морем,

за сушею —

коммунистов слушают.

Те, кто работают,

слушают с охотою.

А буржуям этот голос

подымает дыбом волос.

2

От Кремля, в котором были,

мы летим в автомобиле

прямо на аэродром.

Здесь стоит

и треск и гром.

По поляне люди ходят,

самолету винт заводят.

3

Подходи,

не робей,

расправляй галстучки

и лети, как воробей,

даже

как ласточка!

Туча нам помеха ли?

Взяли и объехали!

Помни, кто глазеть полез,-

рот зажмите крепко,

чтоб не плюнуть с поднебес

дяденьке на кепку.

4

Опускаемся в Париже,

осмотреть Париж поближе.

Пошли сюда,

пошли туда —

везде одни французы.

Часть населения худа,

а часть другая —

с пузом.

Куда б в Париже ни пошел,

картину видишь ту же:

живет богатый хорошо,

а бедный —

много хуже.

Среди Парижа — башня

высокая страшно.

5

Везет нас поезд

целый день,

то лес,

то город мимо.

И

мимо ихних деревень

летим

с хвостом из дыма.

6

Качает пароход вода.

Лебедка тянет лапу —

подняла лапой чемодан,

а мы идем по трапу.

Пароход полный,

а кругом волны,

высоки и солоны.

Волны злятся —

горы вод

смыть грозятся пароход.

Ветер,

бурей не маши нам:

быстро движет нас машина;

под кормой крутя винтом,

погоняет этот дом.

Доехали до берега —

тут и Америка.

7

Издали —

как будто горки,

ближе — будто горы тыщей,-

вот какие

в Нью-Йорке

стоэтажные домища.

Все дни народ снует вокруг

с поспешностью блошиною,

не тратит

зря —

ни ног, ни рук,

а все

творит машиною.

Как санки

по снегу

без пыли

скользят горой покатою,

так здесь

скользят автомобили,

и в них

сидят богатые.

Опять седобородый дым.

(Не бреет поезд бороду!)

Летим к волне другой воды,

летим к другому городу.

Хорош, да не близко

город Сан-Франциско.

8

Отсюда

вновь

за океан

плывут такие, как и я.

Среди океана

стоят острова,

здесь люди другие,

и лес, и трава.

Проехали,

и вот

она —

японская страна.

9

Легко представить можете

жителя Японии:

если мы — как лошади,

то они —

как пони.

Деревья здесь невелики.

Строенья

роста маленького.

Весной,

куда глаза ни кинь —

сады

в деревьях карликовых.

На острове

гора гулка,

дымит,

гудит гора-вулкан.

И вдруг

проснется поутру

и хлынет

лавой на дом.

Но люди

не бросают труд.

Нельзя.

Работать надо.

10

Отсюда за морем —

Китай.

Садись

и за море катай.

От солнца Китай

пожелтел и высох.

Родина чая.

Родина риса.

Неплохо:

блюдо рисовой каши

и чай —

из разрисованных чашек.

Но рис

и чай

не всегда у китайца,-

английский купец на китайца

кидается:

«Отдавайте нам еду,

а не то —

войной иду!

На людях

мы

кататься привыкши.

Китайцев таких

называем «рикши».

В рабочих привыкли всаживать

пули.

Рабочих таких

называем «кули».

11

Мальчик китайский

русскому рад,

Встречает нас,

как брата брат.

Мы не грабители —

мы их не обидели.

За это

на нас

богатей английский

сжимает кулак,

завидевши близко.

Едем схорониться

к советской границе.

Через Сибирь вас

провозит экспресс.

Лес да горы,

горы и лес.

И вот

через 15 дней

опять Москва —

гуляйте в ней.

12

Разевают дети рот.

— Мы же

ехали вперед,

а приехали туда же.

Это странно,

страшно даже.

Маяковский,

ждем ответа.

Почему случилось это? —

А я ему:

— Потому,

что земля кругла,

нет на ней угла —

вроде мячика

в руке у мальчика.

1927

Анализ стихотворения «Лиличка!» Маяковского

В. Маяковский – отдельная, совершенно ни на кого не похожая фигура среди русских поэтов. Все его творчество было вульгарно оригинальным и предельно искренним. Увлекшись модным движением футуристов, поэт полностью принял его законы и правила создания и построения стихотворений. Более того, он смело ломал не только стандартные стереотипы, но и рамки самого футуризма. Тем не менее Маяковский резко отличался от большинства бездарных представителей авангарда. Его стихи шокировали современников, но при глубоком анализе раскрывали перед читателями настоящий внутренний мир поэта, его ранимость и чуткость.

В жизни Маяковского было много женщин, но только одну он любил по-настоящему. Лиля Брик стала его постоянной музой, ей он посвящал свои лирические стихотворения. Женщина была сторонницей свободной любви. Маяковский тоже придерживался «передовых» взглядов. Но в этом случае человеческая природа не выдержала испытания страстью. Поэт влюбился безнадежно, чего нельзя сказать о Лиле. Маяковский невыносимо страдал от ревности, устраивал громкие сцены. В 1916 г. он написал стихотворение «Лиличка!». Примечательно, что женщина в это время находилась с ним в одной комнате.

Произведение представляет собой страстное обращение лирического героя к своей возлюбленной. Его отличительная особенность – описание сильного любовного чувства с помощью грубого языка. Это сразу закладывает в содержание огромный контраст. Во все времена поэты и писатели изображали любовь через светлые радостные образы. Даже ревность и тоска значительно смягчались с помощью особых выразительных средств. Маяковский рубит с плеча: «сердце в железе», «любовь моя – тяжкая гиря», «выреветь горечь». Немногочисленные положительные эпитеты и фразы («душу цветущую», «последней нежностью») выглядят исключением из правила.

Налицо все каноны футуризма: построение стиха «лесенкой», рваная и неточная рифма, бесконечное множество неологизмов («крученыховском», «опожаренном») и намеренно искаженных слов («обезумлюсь», «иссечась»). Маяковский использует самые невероятные конструкции слов: «сломанная дрожью рука», «тело в улицу брошу». Лирический герой сравнивает себя и с быком и со слоном. Для усилений эффекта автор вводит детальное описание способов самоубийства, после чего признается, что и это не выход, так как смерть навсегда лишит его возможности хотя бы видеть возлюбленную. В целом произведение имеет максимально возможный эмоциональный накал. Интересно, что при такой исступленности Маяковский ни разу не употребляет восклицательный знак (кроме самого названия).

Стихотворение «Лиличка!» — образец любовной лирики не только Маяковского, но и всего русского футуризма.

Ход занятия.

Воспитатель: Здравствуйте, дорогие ребята! Уважаемые родители, гости! Сегодня мы приглашаем вас в нашу поэтическую гостиную. Все мы знаем и любим стихи, рассказы, сказки. Очень интересно слушать, когда тебе читают родители или воспитатель, но гораздо интересней читать самому! (ребенок читает стих «Как хорошо уметь читать»)

Воспитатель: Как много интересных, нужных книг на земле. Очень много поэтов и писателей известных многим поколениям людей радовали своими произведениями. Есть писатели которые пишут свои произведения только для взрослых, есть детские писатели, но сегодня мы хотим поговорить о творчестве В. В. Маяковского. он одинаково хорошо писал и для взрослых и для детей. А познакомиться с творчеством В. Маяковского помогут наша гостья: Наталья Владимировна заместитель директора библиотеки им. Маяковского.

Н. В. Владимир Владимирович Маяковский — русский советский поэт. Сын дворянина и казачки с Кубани. Он родился 7 июля 1893 года в грузинском селении Багдади, где его отец служил лесничим. В 1902 году семья перебирается в Кутаис, там Володя поступает в гимназию. Безоблачное детство с книжками Жюль Верна быстро заканчивается,перерастая в бунтарское отрочество: будущего поэта захватывают революционные идеи, и учеба отходит на второй план. Он читает нелегальную литературу, принимает участие в демонстрациях, едва не вылетает из гимназии. Крутой поворот в жизни их семьи в 1906 году, когда умирает отец Маяковские переезжают в Москву практически без средств к существованию. Там Владимир поступает в 4 класс гимназии.

В 1908 г. оставил гимназию, отдавшись подпольной революционной работе.

Трижды подвергался аресту, в 1909 г. сидел в Бутырской тюрьме в одиночке. Там и начал писать стихи.

С 1911 г. занимался в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. В 1912 г. опубликовал первое стихотворение. Литературный мир Маяковского представляет собой сложнейший синтез трагедии, фарса, героической драмы. В театральных пьесах Маяковский проявил недюжинный драматургический талант. Он писал одинаково талантливо и большие поэмы и маленькие стихотворения – агитки, и детские стихи.

В. Маяковский всегда был большим другом малышей. Его произведения «Тучки Штучки», «Что не страница то слон, то львица», «Кем быть?» и другие были многократно переизданы как отдельными книгами, так и сборником произведений «Маяковский – детям!». В этом 2015 году сборнику исполняется 50 лет со дня первого выпуска.

Маяковский был не только другом, но и учителем для многих поколений. Его стихи «Кем быть?» легко и непринужденно рассказывает детям о различных профессиях и помогает сделать такой нелегкий выбор «все работы хороши выбирай на вкус»

(Чтение – драматизация «Кем быть?»)

Н. В. Конечно, беседа о профессиях интересна, ну а как же не вспомнить поучительную историю о правильном поведении кто не знает «Что такое хорошо и что такое плохо?» Сегодня невозможно представить, кто бы мог лучше объяснить детям как правильно поступать. Стихотворение В. В. Маяковского «Что такое хорошо и что такое плохо?» тоже является в этом году юбиляром – ему исполняется 90 лет. Можете себе представить, сколько поколений воспитывалось на этом произведении не потерявшим актуальности и в наши дни.

(Чтение детьми стихотворения «Что такое хорошо и что такое плохо?»)

Н. В. Сегодня я хочу представить вам книги которые находятся в нашей библиотеке и хочу пригласить вас вместе с родителями посетить её. (дети осматривают небольшую выставку книг В. Маяковского изданных в разные годы)

Н. В. Я хочу поблагодарить ребят, которые сегодня помогли мне познакомить вас с творчеством В. Маяковского и подарить им книгу.

Воспитатель: Мы в свою очередь хотим поблагодарить Наталью Владимировну за её интереснейший рассказ о жизни и творчестве В. Маяковского. Надеюсь, вам всем было уютно и интересно в нашей поэтической гостиной.

Вместо письма

Дым табачный воздух выел.
Комната —
глава в крученыховском аде.
Вспомни —
за этим окном
впервые
руки твои, исступленный, гладил.
Сегодня сидишь вот,
сердце в железе.
День еще —
выгонишь,
можешь быть, изругав.
В мутной передней долго не влезет
сломанная дрожью рука в рукав.
Выбегу,
тело в улицу брошу я.
Дикий,
обезумлюсь,
отчаяньем иссечась.
Не надо этого,
дорогая,
хорошая,
дай простимся сейчас.
Все равно
любовь моя —
тяжкая гиря ведь —
висит на тебе,
куда ни бежала б.
Дай в последнем крике выреветь
горечь обиженных жалоб.
Если быка трудом уморят —
он уйдет,
разляжется в холодных водах.
Кроме любви твоей,
мне
нету моря,
а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых.
Захочет покоя уставший слон —
царственный ляжет в опожаренном песке.
Кроме любви твоей,
мне
нету солнца,
а я и не знаю, где ты и с кем.
Если б так поэта измучила,
он
любимую на деньги б и славу выменял,
а мне
ни один не радостен звон,
кроме звона твоего любимого имени.
И в пролет не брошусь,
и не выпью яда,
и курок не смогу над виском нажать.
Надо мною,
кроме твоего взгляда,
не властно лезвие ни одного ножа.
Завтра забудешь,
что тебя короновал,
что душу цветущую любовью выжег,
и суетных дней взметенный карнавал
растреплет страницы моих книжек…
Слов моих сухие листья ли
заставят остановиться,
жадно дыша?

Дай хоть
последней нежностью выстелить
твой уходящий шаг.